Сами мы местные. Кто и когда начал изучать локальную историю и почему сейчас...
polytech
polytech
Статья

Сами мы местные

Кто и когда начал изучать локальную историю и почему сейчас быть краеведом модно

В 2019 году краеведение в моде. Краеведы получают премии глянцевых журналов, ведут блоги с десятками тысяч активных подписчиков, их приглашают в пресс-туры с журналистами, регулярно зовут на телевидение. Кто они такие и как так вышло? Рассказывает Ксения Сидорина, ¼ часть краеведческой ячейки «Гэнгъ» и создательница инстаграм-блога mettlachtile.

Краеведение – слово с уже устоявшимися ассоциациями. Кто такой краевед? Это мужчина в неизменном колючем свитере, ему за 45, он, возможно, работает в библиотеке или музее, а «краеведением» занимается в свободное время. Что именно он делает, тоже не очень понятно, но он знает все-все про каменных львов в Петербурге, или про войну 1812 года, или про типы трамвайных рельс в Екатеринбурге. Краевед — часто увлеченный, но скучноватый зануда, общаться с ним сложно, если вы только не интересуетесь одной темой. Попала в образ? Теперь будем его разрушать.

Каким бывает краеведение

По словарю Ожегова, краеведение — изучение местностей страны с точки зрения их географических, культурных, исторических, экономических, этнографических особенностей. В англоязычных странах используется словосочетание local history – «местная история». Его можно соотнести только с одним из типов краеведения в нашей стране, отечественный термин по своему значению гораздо шире.

В России принято выделять несколько видов краеведения: географическое, историческое, археологическое и литературное.

В географическом краеведении все внимание сосредоточенно на природе места. Исследуется все, что может быть исследовано: флора, фауна, влияние людей на край. Составляются карты, прогнозы развития отраслей хозяйства.

Историческое ближе всего к тому, что во всем мире обычно подразумевают под краеведением — это как раз та самая “local history”. Исследователи в этой сфере уделяют особое внимание популяризации знаний: собираются на конференции, издают статьи, печатают книги. Для исторических краеведов популяризация — форма сохранения наследия. В работе они используют разные источники: от архивов до записанных диалогов со старожилами. «Маленькая», локальная история состоит из воспоминаний живых людей. Краеведы записывают беседы с теми, кто помнит прошлое, систематизируют воспоминания, подтверждают факты документами из архивов. В этом они близки всем, кто самостоятельно изучает историю своей семьи (не путать с генеалогами, для которых первична научная деятельность). Часто краеведы-историки так хорошо разбираются в своей теме, что выступают консультантами при формировании музейных экспозиций, временных выставок, дарят музеям предметы.

Археологическое краеведение мало отличается от археологии в широком значении. Используются те же методы, нужны те же навыки, только предмет изучения исследователя имеет четкие географические границы.

Литературное краеведение имеет дело с информацией о месте в текстах разных типов: художественной литературе, мемуарах, средствах массовой информации, местных печатных изданиях. Литературные краеведы сопоставляют реальную историю места и печатные тексты, находят между ними пересечения и расхождения. Их мало интересуют художественные достоинства текста, и их работу не оценили бы Джойс или Фолкнер, но, тем не менее, она важна.

С чего все началось

Краеведением занимаются как специалисты, так и энтузиасты. Хорошего краеведа отличить легко: он следует базовым принципам научности, системности, объективности и историчности. От хорошего физика его отличает только поле интересов, а подход к своему делу у них одинаково серьезный. В нескольких вузах страны можно даже получить образование по специальности «краеведение».

Краеведение можно делать на разных организационных уровнях: оно бывает государственное, общественное и школьное.

В 1759 году было основано первое краеведческое общество — «Архангельское общество для исторических исследований». Своими задачами они ставили «со­би­ра­ния ак­то­вых и нар­ра­тив­ных письменных ис­то­рических ис­точ­ни­ков, а так­же на­пи­са­ния ис­то­рии «здеш­ня­го го­ро­да и стра­ны». Общество прекратило свою работу в 1768 году, когда их запрос на работу в архиве не был удовлетворен губернатором города – после этого продолжать было невозможно.

В 1777 году было решено составить топографические описания всех губерний империи – в них, кроме сведений о природе и экономике, фиксировалась также история края. В 1856 году Николай Михайлович Карамзин написал свою «Историю государства Российского» – книга задала моду на краеведение. В 1845 году было основано «Русское географическое общество», издававшее сборники разных материалов по истории и культуре страны. Оно существует по сей день.

not loaded

Печать Императорского Русского Географического Общества, 1915 © Императорское Русское Географическое Общество

Во второй половине XIX века инициативу подхватила широкая общественность. Изучением истории, природы и культуры занялись архивные комиссии и общества на местах, их работу спонсировали благотворители из купечества и дворянства. В начале ХХ века появились регулярные съезды исследователей истории и древностей – на них делились опытом, сравнивали открытия, находили взаимосвязи между находками. К 1917 в Рос­сии су­ще­ст­во­ва­ло около 300 обществ крае­ведческого ха­рак­те­ра (включая близкие по задачам ученые архивные комиссии, церковно-ар­хео­ло­гические ко­ми­те­ты, другие провинциальные на­учные об­ще­ст­ва).

not loaded

Редакция общественно-экономической и литературной газеты «Голос Приуралья». 1909 год. Изображение предоставлено проектом «История России в фотографиях». Фото: Государственный исторический музей Южного Урала

Как краеведение загнали в рамки

«Золотым десятилетием» краеведения можно считать 1920-е годы. Общества, образованные до 1917-го года, продолжали свою работу, открывались новые. Краеведение стали преподавать в школах, детям рассказывали о природе, истории, культуре, предлагали методики сбора информации, учили исследовать местность. Краеведение напиталось идеологией, оно стало системой знаний, куда оказалось очень просто вписать новые цели и задачи. В 1922 году был соз­дан ко­ор­ди­на­ци­он­ный и на­учный центр – Цен­траль­ное бю­ро крае­ве­де­ния (ЦБК), начал издаваться специальный журнал «Краеведение». Краеведы спасали дворянские усадьбы от разорения, сохраняли исторические некрополи, формировали музейные коллекции. Бок о бок с ними рождалась сама философия нового музея, обсуждалась его проблематика, формировалось теоретическое музееведение. В 1922 году вышел классический труд «Душа Петербурга», написанный Николаем Павловичем Анциферовым, учеником Ивана Михайловича Гревса. Текст этот до сих пор остается актуален, его читают в университетах, он считается программным для всех, кто занимается историей Петербурга.

not loaded

Сергей Васин. Девочки-пионерки, изучающие почву. 1947 год. Изображение предоставлено проектом «История России в фотографиях». Фото: МАММ / МДФ

В 1925 году вышло раз­ра­бо­тан­ное Нар­ком­про­сом положение о губернских музеях. Оно пре­ду­смат­ри­ва­ло обя­за­тель­ное вклю­че­ние в название му­зея сло­ва «крае­вед­че­ский» и еди­ную струк­ту­ру му­зея. Теперь он должен был состоять из нескольких отделов: ес­тественно-ис­то­рического, куль­тур­но-ис­то­рического, со­ци­аль­но-эко­но­мического и ре­во­лю­ци­он­но­го (если в регионе не было ис­то­ри­ко-ре­во­люционного му­зея). Это стало большим шагом назад – такая система не учитывала индивидуальные особенности местности, ее отличительные черты. Музеи стали похожи один на другой. Одновременно с этим историческое знание тоже идеологизировалось – и многие историки как раз нашли спасение в краеведении, которое не так жестко регулировалось. Похожие процессы происходили в искусстве и литературе – художники ушли в создание иллюстраций для детских книг, писатели – в их написание.

В 1929 году начались аресты краеведов в рамках сфабрикованного Академического дела, в результате которого наука оказалась подчинена государству. Этот процесс ста­л на­ча­лом ли­к­ви­да­ции в СССР профессионального крае­ве­де­ния. Было принято по­ста­нов­ле­ние СНК РСФСР «О ре­ор­га­ни­за­ции крае­ведческой ра­бо­ты в цен­тре и на мес­тах» (1937), за ним последовало ука­за­ние Нар­ком­про­са РСФСР «О под­го­тов­ке и ор­га­ни­за­ции крае­ведческой ра­бо­ты» (1938), ко­то­рым ли­к­ви­ди­ро­ва­лись все об­щественные крае­ведческие ор­га­ни­за­ции на мес­тах как «край­не засоренные вра­га­ми на­ро­да». Крае­ведческая дея­тель­ность на дол­гие го­ды скрылась в школь­ных круж­ках, музеях и библиотеках, ее перестали воспринимать как что-то серьезное, имеющее отношение к «большой» истории. Тогда и сформировался несколько комичный образ неряхи-краеведа, который описан в начале статьи.

Что сейчас

Интерес широкой общественности к краеведению снова проснулся в 1950-х годах. В 1965 году во многом именно краеведами было создано «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры». Они защищали культурное наследие, формировали новый образ деятельного молодого специалиста, активиста и популяризатора знаний. В 1980-х и 1990-х возродились некоторые организации, закрытые в 1930-х – к примеру, «Общество изучения русской усадьбы».

not loaded

Борис Каулин. Директор Центра историко-культурного наследия Челябинска В.С. Боже. 1990-е годы © russiainphoto.ru

Сегодня краеведением занимаются все: профессиональные историки, музейщики, журналисты, даже представители технических специальностей. В интернете легко найти информацию, многие архивы сейчас оцифрованы, краеведом быть приятно и просто. К сожалению, именно из-за этого качество краеведческих исследований сегодня оставляет желать лучшего. Инстаграм-блоги полны фактическими ошибками, за экскурсии берутся люди без подготовки, выходят книги, основанные на мифах. Зато, благодаря этому быть успешным экспертом сегодня как никогда просто – достаточно дотошно исследовать свою сферу интересов, проверять информацию и быть дружелюбным.