Политехническая выставка в Москве

22 октября 2019

668

Политехническая выставка в Москве

История отечественного выставочного движения берет свое начало в первой трети XIX века, когда в Петербурге, в 1829 году, была организована первая Всероссийская мануфактурная выставка. Проведение мануфактурных, а затем промышленных выставок инициировалось государством, финансировалось и контролировалось правительством. Выставкам отводилась особая политическая и социальная роль – служить идее модернизации Великой страны. В силу ряда обстоятельств, реформаторскую деятельность в России начатую Николаем I и продолженную и развитую Александром II отличали медленные темпы преобразований и государственный контроль.

Выставки были только одной из мер, направленных на развитие отечественной промышленности и страны в целом. Но именно им удалось за это время оформиться в целую систему смотров регионов «под оком государевым». Всероссийские и региональные (губернские) выставки стали традиционной формой торгово-промышленного обмена опытом и налаживания связей.

Особняком в череде промышленных выставок XIX века стоят научно-промышленные, появившиеся в пореформенный период: Первая и Вторая акклиматизационные (1858 и 1863), Этнографическая (1867), Политехническая (1872), Антропологическая (1879) и другие менее масштабные. Среди них особенно выделяется пятнадцатая по счету – Всероссийская Политехническая выставка 1872 года. Грандиозная по своим масштабам и результатам, она по праву может считаться уникальным выставочным проектом. Эта выставка явилась следствием практического развития идеи создания в Москве просветительного центра – Политехнического музея, который должен был сыграть значительную роль в подъеме Российского предпринимательства, хозяйственной деятельности на разных уровнях, творческой инициативы на основе усвоения широкими массами людей знаний в разных областях науки.

Инициатором организации музея и проведения для этих целей выставки был профессор Московского университета, зоолог, антрополог Анатолий Петрович Богданов (1834 – 1896). Передовой человек своего времени Богданов в естественных науках видел основу для развития новой техники и промышленности в целом. Считая просвещение необходимой ступенью в культурном развитии страны, видя в нем главную задачу времени, он искал пути применения научных знаний, распространения их среди различных слоев населения. «Идеалом отношения Общества к науке представляются те условия, при которых все потребности науки удовлетворяются самим обществом по своему собственному почину, вследствие убеждения в пользе и важности всех подсобных для научного развития органов. Мерою идеального общественного развития служат факты сочувствия и помощи не тем отраслям знания кои представляют несомненные практические приложения, ведут к выгоде науки и безусловно необходимы, а тому, что развивает вообще, служит общему образованию, формирует не техника, медика или купца, а просто образованного или ученого человека». Именно у А.П. Богданова родилась идея создать при Московском университете Общество любителей естествознания, члены которого, главной своей целью считали содействие развитию русской науки и распространению естественно научных знаний. Базой для этой просветительской деятельности могли стать музеи. А выставки – наилучшим способом для собирания коллекций. Не исключено, что здесь имела место трансляция идей – в 1857 году, во время своей заграничной поездки, Богданов посетил Хрустальный дворец в Лондоне. «Увиденное в Сиднемском дворце было тем образцом, который Богданов впоследствии неоднократно воспроизводил в той или иной форме в организуемых им в Москве выставках». Ведь Хрустальный дворец был практически первым доступным музеем, организованным после выставки (Всемирной, 1851) Анатолий Петрович сумел этот положительный опыт употребить на Родине.

Заручившись поддержкой Городской Думы в деле создания музея прикладных знаний, Богданов и другие члены инициативного Комитета ИОЛЕА и Э приступили непосредственно к организации выставки. Важно отметить, что «Мысль о подобном музее, научно-прикладном и промышленном, высказывалась уже раньше и в правительственных кругах, и в среде московского городского общественного управления, но только устройство Политехнической выставки дало усиленный толчок к осуществлению этой мысли». Поэтому, в деле организации выставки члены комитета ИОЛЕА и Э получили поддержку и материальную помощь властей и предпринимательских кругов Москвы. В Комитет по устройству вошли представители Мануфактурного и Коммерческого Советов, Московского купечества, Биржевого Общества. Многие члены Комитета обеспечили устройство выставочных отделов своими денежными пожертвованиями. Среди них например был Тимофей Савич Морозов «Получив сообщения, что Архитектурный отдел нуждается в материальном содействии имею честь уведомить, что я готов оказать посильную помощь в сумме десяти тысяч рублей». «Сочувствуя той пользе, которую доставит Политехническая выставка, устраиваемая ИОЛЕА и Э» – писал Николай Павлович Малютин – « Я предназначаю в распоряжение общества двадцать тысяч рублей серебром. Пять тысяч – на печатный отдел, остальное – на приобретение ремесленных машин для обработки металла и дерева». А вот отрывок из письма еще одного жертвователя Ивана Павловича Шаблыкина в Комитет: «Имея в виду, что ремесленники наши и их рукоделья доселе мало появлялись на наших промышленных выставках и этому не придавалось того серьезного значения, которое они заслуживают…необходимо учредить на выставке публичные популярные лекции, ознакомить мастеровых с более усовершенствованными аппаратами, станками, инструментами как нашими так и иностранными, назначенными для ручной промышленности. Я полагаю нужным приобрести наиболее усовершенствованные и признанные полезными пособия рукоделий для сопоставления их на выставке с нашими мало улучшенными станками и инструментами. Назначаю на издержки по этому предмету 10 тыс. рублей серебром, с тем, чтобы эти предметы затем поступили в музей». В этих словах чувствуются искренняя заинтересованность и желание помочь в серьезном и нужном деле. Они свидетельствуют о том, что лучшие представители «племени» купцов и предпринимателей активно жили общественными интересами, беспокоясь не только о прибыли, проявляя внимание к наукам, занимаясь благотворительностью. Именно их назвали впоследствии локомотивом промышленного развития страны во второй половине XIX – начале XX века.

Идея оказалась воспринята и правительством Российской империи. Проведение выставки приурочили к 200-летней годовщине рождения императора Петра Великого, обеспечив тем самым покровительство ей царской фамилии. "Его Императорскому Высочеству Государю великому князю Алексею Александровичу благоугодно было стать во главе предприятия – в звании Почетного Председателя политехнической выставки. Его Императорское Высочество Государь Великий Князь Константин Николаевич соизволил изъявить свое согласие на то, чтобы морское ведомство приняло участие в устройстве выставки по морскому отделу. Его Императорское Высочество Великий Князь Наследник Цесаревич соизволил принять под свое покровительство севастопольский отдел и соблаговолил оказать содействие для представления на выставке китоловного промысла. Его Императорское Высочество великий Князь Владимир Александрович изволил выразить готовность содействовать успеху архитектурного отдела. Его Императорское Высочество Великий Князь наместник Кавказский учредил в Тифлисе комиссию для содействия выставке. Министерство Военное, Морское, государственных имуществ по сельскому хозяйству и лесоводству и министерство внутренних дел по ведомству почт и телеграфов, а так же по медицине и статистике, организуют систематические специальные отделы выставки". Вот так, благодаря умелому объедению сил удалось, как принято говорить сегодня, «пробить» это замечательное начинание.

Можно сказать, что такой ход событий был определен особенностями социально – экономической жизни страны в пореформенный период. Власти начали понимать, что затеянные сверху перемены могут укорениться только при активном участии и содействии общества. В это время относительная свобода была предоставлена частным собраниям, печати и в частности, разрешена была организация ученых обществ. Последние могли теперь устраивать лекции, организовывать экспедиции, формировать научные коллекции, собирать частные пожертвования. Эти перемены были тесным образом связаны и с ходом реализации крестьянской реформы. К 1868 году (22 августа 1868 года на заседании ИОЛЕА и Э было принято решение приступить к организации выставки) не прошло еще и десяти лет, после того, как был опубликован манифест «Об освобождении крестьян». И, пожалуй, идея создания Политехнического музея, может считаться своеобразным откликом на слова этого известного документа о том, что никакой самый благотворный закон не может людей сделать благополучными, если они сами не потрудятся для своего благополучия. Так вот, именно освобождающимся от феодализма, рабочим трудовым ресурсам и был предназначен Политехнический музей. Для них устраивалась Политехническая выставка.

not loaded

Отличительной особенностью этой выставки было то, что изначально идея ее организации шла не как государственный заказ, а появилась как инициатива снизу, поддержанная государством. «Предприятие началось по частной инициативе, первые средства для его осуществления были частные средства и частные пожертвования и для успеха необходимо, чтобы оно оставалось на той же почве и чтобы те же частные средства и помощь частных людей помогла ему достигнуть и до главной из конечных целей его – до основания общеобразовательного политехнического музея, высочайше дарованного Москве». Политехническая выставка, в отличие от своих мануфактурных и промышленных предшественниц, преследовала общеобразовательные, просветительские цели: «– Ознакомление русского общества с естествознанием как с наукой, так и с практической стороны;

– Изучение учебных пособий по всем наукам естествознания и учебных пособий по общему народному образованию;

– Наглядное изучение отечественных ремесел и промыслов в настоящем развитии;

– Ознакомление русских фабрикантов, промышленников и мастеровых с более усовершенствованными машинами, аппаратами и инструментами, как нашими, так и иностранными, назначенными для различных технических производств и сельского хозяйства». Таким образом, выставка была задумана не как смотр и соревнование производителей, а как предприятие, мобилизующее инициативу, смекалку масс. «Желательно, чтобы представители каждого специального дела, приняли участие в выставке не для сравнения своих произведений с произведениями других производителей, но для ознакомления публики с теми способами и средствами, коими располагает данное производство для достижения наилучших результатов». Одной из главных идей являлось наглядное изображение средств, которыми достигается развитие в какой-либо отрасли. Правила гласили: «Все выставляемые научные коллекции естественных предметов, промышленные продукты и учебные пособия должны располагаться в таком порядке, чтобы изучение их было наглядным для публики. Машины и аппараты должны быть по возможности в полном действии или же действие их должно быть подробно объясняемо желающим». В основу выставки было заложено представление прикладных аспектов естествознания, при том в изложении для широкой публики с целью стимулировать развитие предпринимательства. «Московская Политехническая выставка, имеет целью служить для народа наглядною техническою школой по всем отраслям промышленности и по приложению к ним науки». Выставка должна быть общедоступна для понимания, вызывать интерес, как у специалистов, так и у простой публики. Организаторы ее рассчитывали, что такое мероприятие, вследствие своих особенностей, будет иметь больший ряд выгод и результатов чем выставки промышленные, основанные на принципе сравнительного поощрения, как для посетителей, так и в целом, для разных отраслей промышленности, хозяйства и искусства. А созданный после выставки первый в Москве общедоступный образовательный музей, «в котором навсегда сохранится память об участии каждого просвещенного деятеля, уделившего долю средств своих на пользу отечества», станет замечательным результатом всех трудов.

Открытие состоялось 30 мая – в день празднования юбилея рождения Петра Великого. К этому торжеству, по просьбе Комитета, композитор П.И. Чайковский написал кантату. Продолжалась выставка три месяца до 1-го сентября и уже современниками была оценена как значительное событие – гигантский праздник науки, искусств, промышленности и торговли. Если говорить о масштабах мероприятия, то, во-первых, необходимо отметить значительность территории и выгодное расположение выставки. В самом центре Москвы – «В Кремле и около него, под умолкнувшими бойницами древней защиты, выставились произведения труда», заняв Манеж, три Александровских сада, набережную Москва реки вдоль Кремлевской стены до Москворецкого моста, всего площадь около 20 гектар. «Обойти ее и осмотреть только поверхностно самому усердному, самому неутомимому посетителю было возможно не менее как в два дня, да и то при таком осмотре едва-ли могло остаться что в памяти, кроме только понятия о ее громадности. Для подробного-же осмотра были нужны две-три недели, месяц». В ней приняли участие 10 тыс. отечественных экспонентов, 2 тыс. зарубежных. У комитета выставки были свои уполномоченные в 12 городах за рубежом (Берлин, Лейпциг, Вена, Лондон и другие). 25 железных дорог России, 9 пароходств, ввели скидки, вплоть до бесплатного провоза экспонатов выставки и депутатов командированных на нее из разных мест России. За все время работы выставки ее посетило 750 тыс. человек – количество, превышающее все население Москвы (620 тыс.) Из этих 750 тыс. – 100 тыс. было рабочих и учащихся посетивших ее бесплатно. Работа выставки широко освещалась прессой. Подробные статьи, обзоры и отзывы о ней регулярно появлялись на страницах практически всех центральных газет и региональной печати. Кроме того, с 1 мая по 16 октября выходил официальный печатный орган – «Вестник Московской Политехнической выставки».

Выставка включала в себя 24 отдела, расположенных в более чем 80 павильонах. Это были отделы: Ботаники–Садоводства, Промысловых животных (Прикладной зоологии), Геолого-минералогический и Горно-заводский, Технический (9 подотделов), Мануфактурный, Изделий кустарной промышленности, Охоты, Педагогический, Ветеринарный, Медицинский, Лесной, Сельскохозяйственный, Сельского домоводства, Почтовый, Телеграфный, Прикладной физики, Гидравлический, Морской, Железнодорожный, Кавказский, Туркестанский, Военный, Исторический, Архитектурный.

Структура выставки была тщательно проработана. В этом большая заслуга Комитета по ее подготовке, члены которого, имея в виду, что представленные коллекции, станут основанием для будущего музея, проводили тщательный отбор экспонентов и предметов. С целью составления наиболее грамотных и представительных коллекций, они сотрудничали с правительственными учреждениями (министерства, ведомства), научными и деловыми обществами (Императорское общество сельского хозяйства, Общество любителей садоводства, Московское архитектурное общество, Общество русских врачей в Москве и др.), а также с купцами, промышленниками, научными деятелями. Председателями отделов выставки были избраны например: С.М. Соловьев, ректор Московского университета (Исторический отдел); В.И. Ахшарумов, президент Общества любителей садоводства в Москве (Ботанический отдел); князь А.В. Мещерский, президент Московского архитектурного общества (Архитектурный отдел); В.К. Делла-Вос, директор Императорского Московского технического училища; И.П. Архипов, профессор университета и технического училища (Технологический отдел) и др. Многие из этих энтузиастов продолжили впоследствии свою работу в музее.

Учитывая образовательные и просветительские цели мероприятия, собранные коллекции были представлены не только готовыми изделиями, как это делалось на прежних выставках-смотрах, но содержали материалы и сырье для различных производств, инструменты и орудия, а главное - действующие машины и механизмы. «Зонточное заведение г. Провоторова показывает производство зонтов: тут делают ручки, вставляют пружинки, кроят и сшивают материю, громадный зонт раскинут над заведением, вроде круглой крыши. Рядом г. Шольц поместился с токарною мастерскою; у него три токарных станка. …Сзади два мастера из мастерской г. Павлова (в Зарядье) точат на станках самой простейшей конструкции; токарное мастерство по дереву показано публике во всех его видах…У стены рядом с токарями, г. Поспехов из Архангельска занимается резьбою по кости. Ажурные работы его очень хороши…Г. Грейпер выставил термометры ареометры и проч. метры и в первые дни показывает процесс выдувания стеклянных трубочек для этих инструментов… Г. Аникеев кроме хирургических инструментов своей работы из английской, впрочем, стали показывает публике производство изобретенных им параболических стекол…Г. Миллер показывает способ делать на стекле матовые рисунки». В здании действующих механизмов Технического отдела разместилось «живое производство» – здесь можно было увидеть работающие паровые, зерноотборочные, сортировальные машины, локомобиль, башенные часы и многое другое.

Для лучшего объяснения публике коллекций, последние дополнялись наглядными средствами – картами, схемами, рисунками, чертежами, фотографиями, а также моделями и макетами: «ради народно-образовательной цели, положенной в основание всего предприятия, дополнить то, что будет собрано на выставке возможно большим запасом пояснений, сведений и наглядных изображений». Многое было специально изготовлено по заказу и на средства Комитета, например «Геологические карты Германии, Франции, Великобритании и других западных государств. Куплены на суммы геологического отдела и, по окончании выставки, должны поступить в политехнический музей», «Разрез земной коры… весьма наглядный, купленный на суммы отдела для политехнического музея». [5]

По свидетельствам современников, наиболее полным содержанием и представительностью отличались отделы, устроенные на средства казны: морской, военный, лесной, почтово-телеграфный. Особенно впечатляло посетителей выставки здание Морского отдела. Необычный проект сделали архитектор И.А. Монигетти и инженер Н.И. Путилов, взяв за основу "хрустальный дворец" – огромный павильон Первой Всемирной выставки в Лондоне. Много павильонов было сооружено железнодорожными компаниями, фабрикантами. Павильон №1, в котором размещался отдел ботаники и садоводства, был построен на средства Н.И. Путилова. Основу здания сделали из старых рельсов. Четыре павильона отдела промысловых животных устроили на пожертвования И.И. Сечинского, К.Ф. фон-Мекка, П.И. Губонина. Восьмой павильон, принадлежащий отделу геолого-минералогическому и горно-заводскому, был построен на средства князя С.М. Голицина. Деньги на строительство павильона № 13 отдела изделий кустарной промышленности пожертвовал почетный гражданин П.Я. Шувалов. Один из сельскохозяйственных павильонов построили машинисты Императорского Московского общества сельского хозяйства братья Бутеноп. Сооружение павильона для хирургической части медицинского отдела оплатил производитель медицинских инструментов, аппаратов и снарядов г. Швабе. Аптеку устроили на средства провизора И.Ф. Поля.

Политехническая выставка отличалась от прежних и обилием павильонов частных, построенных на собственные средства экспонентов. Это были павильоны: П.А. Овчинникова (№ 16, производство золотых и серебряных изделий), И.Д. Чичелева (№ 17, ювелирное производство), торгового дома Воронова и Головина (№ 18, производство обоев), А.М. Постникова (№ 19, производство серебряных изделий), Эрнста и Давида (№ 20, пивоварня), Мавроматы (№ 21, производство табака), Н.Я. Кацараки (№ 24, шоколадное производство) и др. На средства, собранные Комитетом, были устроены Мануфактурный, Ветеринарный, Педагогический, отделы.

Следует отметить, что впервые именно для Политехнической выставки было выстроено такое количество специальных павильонов – тематических, частных. Не все из них были такие же грандиозные как здание Морского отдела, большинство представляли собой небольшие домики в «русском стиле». Над их сооружением трудились видные архитекторы своего времени – В.А. Гартман, А.С. Каминский, В.Н. Карнеев, И.А. Монигетти, Н.В. Никитин, Н.А. Шохин, К.Ю. Шульц и др. Автором многих проектов был главный архитектор выставки Дмитрий Николаевич Чичагов.

На Политехнической выставке впервые был устроен оригинальный павильон для Туркестанского отдела – в 2,5 раза уменьшенная копия медресе Ширдар в Самарканде. Коллекции произведений этого края уже выставлялись прежде на Этнографической выставке (1869), на Всероссийской мануфактурной выставке в СПб (1870), но теперь, впервые, для них было выстроено здание в национальном стиле. В дальнейшем этот прием получил широкое распространение на различных выставках.

Привлекательным было и то, что выставка помещалась не в одном здании, а расположилась в живописной местности, в Кремлевских садах, на набережной - таким образом, прогулку можно было совмещать с полезным занятием. Это сразу оценила публика: «Кажется это еще первый опыт сделать выставку так сказать целым городком, вместо того чтобы скучать в одном громадном помещении…Система отдельных построек имеет то преимущество, что вы постоянно пользуетесь чистым воздухом и можете отдохнуть в тени деревьев…а вступая в тот или иной павильон вы уже застрахованы от возможности разбрасывать свое внимание по коллекциям разнородных предметов, перед вами только одна систематическая коллекция…».

Создание такой громадной выставки в Москве, потребовало проведения большого количества инженерных работ. Так – для сооружения железнодорожного отдела, который представлял собой современный вокзал – станцию, внутри которого были представлены материалы, рассказывающие об изысканиях железнодорожного характера, пришлось проложить специальную железнодорожную ветку. По ней экспонаты на выставку перемещались с помощью конской тяги. Были построены также две железнодорожные ветки: одна – от Петровско-Разумовского села до Смоленского (Белорусского) вокзала, другая для городской конно-железной дороги от Смоленского вокзала до Иверских ворот. Также соорудили специальный понтонный мост между Каменным и Москворецким мостами, который соединил Софийскую набережную с Военным отделом у Тайницких ворот для того, чтобы дать возможность жителям Замоскворечья попасть на выставку. Для удобства передачи сообщений и распоряжений на выставке находились телеграфные станции – в бюро выставки, у главного входа, в манеже, в морском, военном и железнодорожном отделах.

Еще одно новшество - развлекательная зона, которая располагалась на Варварской площади и включала в себя театр, чайную, читальню, детский сад, школу, гимнастический городок. Театр для народа построили по проекту архитектора Гартмана он представлял собою оригинальную сборно-разборную конструкцию из дерева. При оформлении фасада использовались лубочные мотивы. Чайную приспособили для проведения в ней лекций и бесед, в ней имелась кафедра и специальная верхняя галерея, что позволяло употреблять пищу и слушать лекцию одновременно. В читальне были сделаны отделения для грамотных и неграмотных. Устройством и работой этих заведений ведала комиссия попечения о рабочих при Политехнической выставке. На территории выставки действовали строгие правила, в частности было запрещено «курение табаку».

Выставка имела большой успех и стала действительно всероссийским событием и даже международным. После того, как она закрылась, Комитетом были отобраны экспонаты, которые легли в основу уникального в своем роде Музея прикладных знаний, в будущем Политехнического – главная цель выставки была достигнута. Музей оказался очень востребован, интерес к нему не угасал ни со стороны публики, ни со стороны добровольных помощников и самых высоких покровителей. В 1874 году в своем письме, адресованном Московскому Генерал-губернатору В.А. Долгорукову, Великий князь Константин Николаевич обращается к нему со следующими словами: «Мое искреннее желание видеть будущность музея вполне обеспеченною и мою всегдашнюю готовность прийти к нему на помощь словом одобрения и делом…Так как Комитету Музея предстоит вскоре приступить к возведению постоянных зданий, то мне будет особенно приятно видеть личное участие Ваше в дальнейших трудах, я уверен, что этим участием Вы упрочите расположение Москвы к возникающему учреждению, для которого при Вашем сочувствии облегчатся его задачи и труд окончательного устройства». Сотрудники музея в свою очередь прилагали все усилия для налаживания полноценной работы. Во время подготовки выставки (составляя программы отделов, отбирая экспонаты, формируя коллекции, отрабатывая приемы показа) будущие музейные работники приобрели ценный опыт, который использовали в дальнейшем, фактически выставка явилась «генеральной репетицией» музея (так о ней и писали «составит род временного музея»). После своего рождения музей должен был расти и развиваться, отличным способом знакомиться с передовым опытом и обогащать свои собрания, становилось его участие в выставках Всемирных и Всероссийских. Уже на следующий год после открытия музей представил свои экспонаты на Всемирной выставке в Вене (1873). Это были коллекции Туркестанского отдела. На Лондонскую выставку в 1874 году отправилась часть коллекций по шелководству и пчеловодству. В дальнейшем музей участвовал во всех крупных выставках, или показывая свои коллекции или посылая своих представителей, заботившихся о приобретениях для музея.

Нельзя не сказать о связи музея со своей прародительницей - Политехнической выставкой. Память о ней долгое время сохранялась в самой структуре музея, которая включала в себя часть выставочных отделов и коллекций: Отдел морского и речного судостроения, Технический, Прикладной физики, Прикладной зоологии, Лесной, Сельскохозяйственный, Учебный, Архитектурный. К сожалению, в 30 – е годы. XX века, многие коллекции музея, находившиеся в нем с момента основания, были расформированы, переданы в другие музеи, просто исчезли после реорганизации. Надо учесть, что изымались, не только вещи, но и документы, по этой причине сейчас практически невозможно узнать что-то о судьбе пропавших экспонатов. Поэтому, особенно дорого то, что удалось сберечь. Из физических приборов, представленных на Политехнической выставке, сохранились например: электроформная машина Гольца, электрометр Томсона квадрантный, машина электрическая Д. Рамсдена. Из моделей и макетов: макет лежачих (шведских) костров для углежжения, модель свеклосахарного завода действующая, модель паровой машины вертикальной с качающимся цилиндром, модель надшахтного сооружения на антрацитовом руднике и др. В отделе Химии можно и сегодня увидеть, получившую высокие награды на Политехнической выставке, коллекцию гальванопластики Б.С. Якоби, коллекцию по шелководству. В Горном – уникальную коллекцию бурового инструмента, изготовленную специально для Политехнической выставки, шахтерские лампы. Экспонатами выставки были и самосчеты В.Я. Буняковского, швейная ножная машина «Натали», коллекция камертонов для колоколов А. Израилева и др.

Временный характер выставок обычно не позволяет сберечь их материальное наследие. Павильоны разбираются, экспоненты уезжают, увозя с собой экспонаты и награды. И память о них сохраняется в печатных, документальных и изобразительных источниках, воспоминаниях современников. Научно-просветительская составляющая Политехнической и подобных ее выставок способствовала сохранению информации –научной, промышленной, социальной в музеефицированном виде. Поэтому память о Политехнической выставке хранят три музея, которым она дала жизнь – Политехнический, Исторический и Центральный музей связи в Санкт-Петербурге. Напоминая всем о том, что благородные цели, заложенные в основание мероприятия, участие и поддержка общества на всех уровнях позволяют достичь значительных результатов.

Рассылка

Музеи — не то, чем кажутся
«Большой музей» — просветительский медиапроект о культурном наследии России. Мы находим в музеях, архивах, частных коллекциях редкие материалы и создаём истории на их основе. Оставляйте свой e-mail, чтобы получать еженедельную рассылку. Будет интересно.