Кефир, селёдка и де-воляй: чем лечили похмелье в мировой литературе

Иллюстрация: Павел Мишкин

3 января 2020

466

Кефир, селёдка и де-воляй: чем лечили похмелье в мировой литературе

похмелье
алкоголь
литература
писатели
еда
рецепты

Текст Мария Смирнова

Фолкнер, Хемингуэй, Довлатов, Буковски, Есенин — по интернету гуляют длинные списки поэтов и прозаиков, которых прославили не только книги, но и любовь к алкоголю. Неудивительно, что в литературе встречается множество описаний методов, которыми лечили похмелье в разные годы в разных странах. «Большой музей» выбрал семь из них и, вооружившись мнением врачей и ученых, разобрался, действительно ли эти рецепты работают.

Херес в «Москве–Петушках»

«— Вы говорите: походи, походи, легче будет. Да ведь и ходить-то не хочется… Вы же сами знаете, каково в моем состоянии — ходить!...

Помолчали на это ангелы. А потом опять запели:

— А ты вот чего: ты зайди в ресторан вокзальный. Может, там чего и есть. Там вчера вечером херес был. Не могли же выпить за вечер весь херес!...»

 

Венедикт Ерофеев, «Москва-Петушки»

Разговор о похмелье в литературе невозможен без упоминания этой постмодернистской поэмы в прозе. Она начинается с мучительных попыток лирического героя найти спиртное, чтобы укрепить душу после выпитых накануне настоек, «Зубровки» и «Кориандровой», а еще — «Жигулевского» пива и «Альб-де-дессерт», дешёвого молдавского белого вина. Ерофеев буквально кричит нам со страниц книги: лечение похмелья алкоголем — испытанный способ для тех, кто им злоупотребляет.

Если наутро после новогодней вечеринки вам тоже хочется хересу (пусть даже подлинного, испанского, а не отечественного), это повод задуматься, нет ли у вас зависимости. Человека, который выпивает мало и редко, после обильных возлияний обычно тошнит от одной мысли о спиртном. И от последствий интоксикации продуктами распада алкоголя он страдает прежде всего не душой, а телом. Лечить отравление новой порцией «яда» попросту нелогично: вы рискуете почувствовать себя еще хуже, уйти в запой и, подобно Веничке, больше не прийти в сознание — во всяком случае, до конца каникул.

Жирный суп в «Русской красавице»

Иллюстрация: Павел Мишкин

«Подали борщ. Как я обрадовалась жирному горячему борщу, который дышал и дымился в белой супнице, совсем забытой и неупотребляемой части обеденного сервиза, то же самое, что галоши. Как целителен был этот борщ! Как кровь бросилась к лицу! Нет, в жизни бывают все-таки светлые моменты, не только метель да сумерки!»

 

Виктор Ерофеев, «Русская красавица»

Не исключено, что существуют фамилии, которые сами по себе делают носителя экспертом по лечению похмелья. Во всяком случае, Виктор Ерофеев, вслед за своим однофамильцем Венедиктом, выбрал ещё один распространенный и, вроде бы, действенный способ справиться с последствиями алкогольной интоксикации: «подал» своей героине Ирине Таракановой тарелку наваристого супа. В художественный мир романа «Русская красавица», конечно, просился именно борщ, но разнообразные похмельные супы существуют во многих культурах.

На Кавказе едят хаш и харчо, в Венгрии — гуляш, в Турции — ишкембе чорбасы. Одни считают, что, чем сытнее суп, тем лучше, другие отдают предпочтение куриному или овощному бульону. Вот только научных доказательств тому, что суп на самом деле помогает справиться с похмельем, пока не существует, а многие специалисты в области медицины и вовсе уверены, что тяжёлая пища дает лишнюю нагрузку на пищеварительную систему и мешает печени разобраться с остатками алкоголя.

Рубец с огурцом в «Бывших людях»

«Похмелье требует водки, а не угрызения совести и скрежета зубовного… зубы береги, а то тебя бить не по чему будет. На-ка вот тебе двугривенный, — иди и принеси косушку водки, на пятачок горячего рубца или легкого, фунт хлеба и два огурца. Когда мы опохмелимся, тогда и взвесим положение дел».

 

Максим Горький, «Бывшие люди»

Ротмистр из очерка Горького собрал своеобразное комбо: он «поправлялся» одновременно и водкой (косушка — это полбутылки), и огурцами, и мясом. Впрочем, рубец — всё-таки не совсем мясо, а часть коровьего, свиного или говяжьего желудка. Вполне закономерно, что и в России, и в Европе он считался, скорее, едой бедняков. Эдаким похмельным фастфудом. С другой стороны, вне зависимости от того, что вы пили накануне — дорогое шампанское или дешёвое пиво, — наутро вам с большой вероятностью захочется какой-нибудь вредной, жареной пищи.

Так происходит, во-первых, потому, что из-за алкоголя в организме нередко падает уровень глюкозы, и нам хочется побыстрее его поднять. А во-вторых, у человека под влиянием неприятных симптомов банально снижается способность к самоконтролю, и он ест то, чего не позволяет себе в другое время. Правда, как и в случае с борщом, якобы чудодейственный эффект фастфуда на похмелье научных оснований под собой не имеет. Исключение — сэндвич с беконом.

Селёдка с луком в воспоминаниях Гиляровского

Иллюстрация: Павел Мишкин

«С трудом, дрожащей рукой он поднял стаканчик и как-то медленно втянул в себя его содержимое. А я ему приготовил на ломтике хлеба кусок тёртой с сыром селёдки в уксусе и с зеленым луком. И прямо в рот сунул:

Закусывай — трезвиловка!

Он съел и повеселел:

Вот так закуска!...»

 

Владимир Гиляровский, «Друзья и встречи»

По всей видимости, антипохмельная закуска Гиляровского, должна действовать по тому же принципу, что огуречный рассол, который в России столетиями пьют наутро после гуляний, чтобы восстановить водно-солевой баланс. И врачи говорят, что это правда работает. Вот только в рассоле ни в коем случае не должно быть уксуса: в противном случае уксусная кислота, в которую превращается в организме ацетальдегид, один из продуктов распада этанола, будет медленнее расщепляться. И плохо себя чувствовать вы в результате тоже будете дольше. Так что с маринадом писатель не угадал.

Между тем, загадочный «он», фигурирующий в этом отрывке из воспоминаний Гиляровского, не кто-нибудь, а художник Алексей Саврасов, автор пейзажа «Грачи прилетели». Под конец жизни он отчаянно нуждался в деньгах и страдал от запущенного алкоголизма. Бутерброды Гиляровского, может быть, отчасти и сняли симптомы похмелья, но с болезнью справиться не помогли — как и любая кустарная «трезвиловка».

Сырое яйцо с перцем в цикле про Дживса и Вустера

«— Окажите любезность, сэр, — проговорил он, склоняясь ко мне, как врач к больному, как придворный лекарь, подающий стаканчик живительного эликсира занемогшему принцу крови. — Это состав моего личного изобретения. Цвет ему придает соус «Пикан», питательность — сырое яйцо, а остроту — красный перец. Чрезвычайно бодрит, если засиделся накануне, так мне говорили многие».

 

Пелам Гренвилл Вудхаус, «Командует парадом Дживс»

Главный литературный камердинер, умница Дживс, предпочел шоковую терапию. Неслучайно его подопечный Берти Вустер признается, что в первое мгновение «ощущение было такое, будто кто-то в башке взорвал мину и полез вниз по пищеводу с горящим факелом в руке». Но потом ему все-таки полегчало. Фирменный рецепт Дживса — вариация традиционного британского коктейля «Prairie oyster». В него входят все то же сырое яйцо, соус «Табаско», вустерский соус (его в русском переводе назвали «Пиканом»), соль и перец.

Ключевой ингредиент здесь, как ни странно, яйцо: в нём содержится протеин цистеин, который ускоряет процесс расщепления побочных продуктов алкоголя. Его производную даже используют как пищевую добавку для предотвращения похмелья, но эффективность этого препарата пока вызывает сомнения. В любом случае, если вам хочется попробовать излечиться за счёт этого простого и доступного продукта, необязательно мучить себя и глотать сырые яйца: варёные тоже подойдут.

Кефир с котлетой в «Книге прощания»

Иллюстрация: Павел Мишкин

«Днём с Володей Бугаевским в «Национале». Он выпил полтораста граммов коньяку, съел де-воляй. Я пил кефир, что тоже очень вкусно. Это верно, что молоко, в конце концов, очень вкусный продукт. Он в какой-то борьбе с алкоголем. Во сне после тяжелого пьянства мне иногда представлялись ледяные, из тяжёлого стекла, кубки, наполненные молоком, которые хотелось выпить залпом».

 

Юрий Олеша, «Книга прощания»

В российской культуре молочную и кисломолочную продукцию принято наделять чуть ли не магическими свойствами: нам с детства твердят, что нужно есть больше творога, чтобы кости были крепкими, а Лев Толстой — общепризнанный мудрец из мудрецов — регулярно ездил в свое самарское имение поправлять здоровье кумысом. Неудивительно, что некоторые россияне в итоге начали пробовать справиться с похмельем с помощью кефира и молока.

Но наука и тут не согласна с методами народной медицины. Исследователи из Института химической технологии в Мумбаи отнесли молоко животного происхождения к продуктам, которые, наоборот, не стоит употреблять при похмелье. Другое дело — кокосовое молоко: оно-то как раз и помогает повысить активность природных ферментов в организме, способных расщеплять ацетальдегид. Особенно если дополнить его грушей и лаймом. Такой лёгкий, кисловатый напиток, кстати, отлично дополнит тот самый «де-воляй» — довольно жирное французское блюдо, аналог котлеты по-киевски.

Беседа в «Похождениях бравого солдата Швейка»

«Майор возражал и всё твердил что-то о законе и справедливости, которые идут рука об руку; он в пышных периодах ораторствовал о справедливом суде, о роковых судебных ошибках и вообще обо всём, что приходило ему на ум, ибо с похмелья у него сильно болела голова и он испытывал потребность рассеяться разговором».

 

Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»

Не отставая от своих героев, чешский писатель-сатирик Ярослав Гашек и сам любил выпить. А ещё — похулиганить: по легенде, однажды он даже справил нужду прямо перед зданием полицейского управления (естественно, будучи нетрезвым). Тем удивительнее, что в качестве средства от похмелья он предлагает не, к примеру, забористый коктейль на основе тёмного пива и квашеной капусты, а всего-навсего беседу. Но правда такова, что активно пытаться улучшить самочувствие, на фоне алкогольной интоксикации вливая в себя по очереди водку, борщ и сырые яйца, практически бесполезно.

Похмелье похоже на простуду: чтобы справиться с ним, телу нужны в первую очередь время и покой. Если гудит в голове — примите обезболивающее, если хочется пить — налейте себе стакан воды, если проголодались — съешьте что-нибудь небольшое и нежирное (подойдут тост с мёдом или банан). А в процессе, чтобы отвлечься, вполне можно поговорить о чём-нибудь приятном — например, о том, что на следующей вечеринке вы будете пить только минеральную воду.

Рассылка

Музеи — не то, чем кажутся
«Большой музей» — просветительский медиапроект о культурном наследии России. Мы находим в музеях, архивах, частных коллекциях редкие материалы и создаём истории на их основе. Оставляйте свой e-mail, чтобы получать еженедельную рассылку. Будет интересно.