Как выглядели подарки и праздничный стол последних российских царей

Демонстрационный комплект серебряных столовых приборов из пятидесяти различных предметов декорирован в стиле неоклассицизма. Москва, 1912–1916 годы © Государственный исторический музей

31 декабря 2019

1401

Как выглядели подарки и праздничный стол последних российских царей

застолье
праздник
Романовы
еда
Фаберже
Новый год

Текст Татьяна Реут

В России конца ХIХ – начала ХХ века Новый год и Рождество были сугубо семейными праздниками. Даже у императора Николая II рождественский ужин проходил в узком кругу. На нём, помимо супруги и детей, присутствовали лишь несколько фрейлин и воспитатели великих княжон и цесаревича. Для этого ужина не было предусмотрено стандартного меню, как это было принято на официальных приемах и торжествах: повара просто готовили любимые блюда взрослых и детей. Но сервировался стол роскошно, а среди рождественских подарков, рядом с детскими рисунками и поделками, были настоящие произведения ювелирного искусства.

Тафельдекеры его величества

За то, как был накрыт императорский стол в будни и праздники, при дворе отвечала специальная часть – тафельдекерская, в штат которой входили 30 человек. В каждой из императорских резиденций были оборудованы специальные комнаты, где в дубовых шкафах хранилось всё необходимое для сервировки: скатерти, салфетки, столовое серебро. Сервировка стола и подача блюд строго соответствовали дворцовому этикету.

Тафельдекеры отвечали только за то столовое серебро, которое использовалось непосредственно для сервировки императорского стола. Однако члены царской семьи часто заказывали мастерам серебряные вилки, ложки, кофейники и соусники в качестве подарков друзьям, родственникам, приближённым, отличившимся на службе, а также учителям детей и собственным крестникам. Некоторые из этих предметов сохранились до наших дней.

«Выжившие» подарки

В 2017 году на аукцион в Великобритании был выставлен серебряный столовый гарнитур работы фабрики Карла Фаберфе: ложка, вилка, нож, солонка с маленькой ложечкой и кольцо для салфетки, украшенные сканью (ажурным узором из тонкой серебряной проволоки, напаянной на основу) и разноцветной эмалью. Это один из двух наборов, которые императрица Александра Фёдоровна в 1895 году подарила своим крестникам Аликс и Николасу Алленам из городка Харрогейт в Северном Йоркшире.

С семейством Алленов она познакомилась годом ранее, еще будучи невестой Николая II: они были хозяевами пансиона Cathcart House в Харрогейте, куда будущая императрица приехала на лечение. Как раз в это время у миссис Аллен родились близнецы, и все сочли это хорошим знаком для предстоящего венценосного брака. Принцесса Алекс Гессен-Дармштадская стала крестной матерью детей, которых назвали в честь жениха и невесты, и часто дарила им подарки.

В 2014 году в музей-заповедник «Царское село» вернулось столовое серебро, которое княжна Анастасия дарила своему учителю французского языка Пьеру Жильяру. Ежегодно, начиная с 1909 года, учитель получал в подарок один набор предметов из гарнитура на 12 персон. К 1920 году у Жиляра должен был собраться полный гарнитур, однако последний подарок он получил на рождество 1917-го. Вместе с членами царской семьи Пьер Жиляр отправился в тобольскую ссылку, а после их расстрела сумел эмигрировать. Его потомки почти сто лет хранили подарок княжны как семейную реликвию, а потом приняли решение вернуть гарнитур в Россию.

Столовое серебро также входило в приданое дочерей и сестёр российских императоров. К свадьбе младшей сестры Николая II Ксении Александровны, которая состоялась в 1894 году, был заказан серебряный столовый сервиз из 29 предметов чеканного серебра в стиле ампир, который обошёлся казне в 50 тысяч рублей.

Заказ был поручен мастерам фирмы Карла Фаберже. В 1901 году такой же сервиз заказали для свадьбы второй сестры Николая II – Ольги Александровны. На его изготовление ушло 10 лет.

Главные поставщики

К началу ХХ века в России было два главных ювелирных дома, являвшихся поставщиками двора его императорского величества и законодателями моды на украшения и столовое серебро: фирма «К.Фаберже» и фирма «Болин К.Э.», принадлежавшая Карлу Эдуарду Болину. Представители семьи Болин были придворными ювелирами еще во времена Павла I, семья Фаберже получила статус придворных ювелиров лишь в начале ХХ века. Знатоки выше ценили работы Болина — за безупречность стиля. Вещи Фаберже часто ругали за избыточный декор. Но работы обоих домов пользовались огромным успехом у российской аристократии.

«Моя цель изготавливать изделия, которые нельзя приобрести в другом месте и которые, от самых мелких до самых крупных, совершенны»

Карл Эдуард Болин

При дворе за семьями закрепились специализации: фирма Болина в основном изготавливала ювелирные украшения, а фирма Фаберже — столовое серебро и подарки (царская семья заказывала их впрок в больших количествах), среди которых самыми известными до сих пор остаются пасхальные яйца. Они были настолько популярны, что со временем изготавливать сувенирные яйца стали и другие ювелирные дома.

Романовы невольно стали главными в мире амбассадорами марки «К.Фаберже». Благодаря их многочисленным подаркам фирма приобрела международную известность, её заказчиками побывали члены королевских семей Швеции, Англии, Дании и других европейских государств, а также богатые аристократы и промышленники. А конкуренция Фаберже с Болином не только вывела ювелирное искусство Российской Империи на высочайший уровень, но и способствовала его демократизации.

Ложки для среднего класса

Столовое серебро, иметь которое всегда было привилегией аристократии, в конце XIX века стало доступно и другим сословиям. Сначала богатые купцы и промышленники начали покупать столовые сервизы, потом они появились и в домах поскромнее. Это тоже заслуга Карла Фаберже, который в 1887 году открыл московское отделение своей фабрики, которое ориентировалось на вкусы мещан и купечества. Он первым стал продавать столовые приборы не полными гарнитурами, а по отдельности, благодаря чему они быстро стали одними из самых модных и популярных подарков. Семья среднего достатка могла таким образом собрать полный комплект столового серебра за несколько лет. А традиция дарить крестнику или крестнице серебряную ложечку жива до сих пор.

Во многом популярность столовых приборов среди покупателей объяснялась ещё и тем, что мастера, изготавливая вещи для простых сословий, ориентировались на их вкусы и следовали русским эстетическим традициям. Мастера фирм Фаберже и Болина копировали образцы старинной посуды, орнаменты на украшениях и окладах икон, а потом перерабатывали их в своих изделиях. Они создали самобытный русский стиль столового серебра.

«Всякий предмет, будь его стоимость не выше одного рубля, выполняется с должной прочностью и тщательностью... и в зависимости от причудливых требований моды часто подвергается изменениям»

Из прейскуранта магазина фирмы «К. Фаберже» на Кузнецком мосту в Москве

Такая популярность в конце концов сослужила плохую службу ювелирам. После революции 1917 года в Европу хлынул поток эмигрантов из России, многие из которых смогли вывезти свое столовое серебро. Продавая вещи за бесценок, они настолько перенасытили рынок, что цены на ювелирные изделия упали. Значительно упал и интерес к ним европейцев. В настоящее же время появление в аукционных списках вещей работы фирм «К. Фаберже» и «Болин К.Э.» снова вызывает ажиотаж у специалистов и покупателей, а цены на яйца Фаберже исчисляются миллионами долларов.

Работы ювелирных фирм «К. Фаберже» и «Болин К.Э.», а также других российских мастеров конца ХIХ — начала ХХ века можно до 20 апреля посмотреть на выставке «Фаберже и придворные ювелиры» в Государственном историческом музее.

Рассылка

Музеи — не то, чем кажутся
«Большой музей» — просветительский медиапроект о культурном наследии России. Мы находим в музеях, архивах, частных коллекциях редкие материалы и создаём истории на их основе. Оставляйте свой e-mail, чтобы получать еженедельную рассылку. Будет интересно.