Оружие массового украшения

Проект into|into. Ожерелье из серии «Драгоценные части». Россия, 2018 год © into into

7 марта 2020

946

Оружие массового украшения

Как ювелиры борются с гендерными стереотипами

этот день
ювелиры
феминизм
женщины в искусстве

Текст Кирилл Кабалов

В московской галерее «ГРАУНД Солянка» открывается ювелирная выставка «9 марта», которую сами организаторы называют «исследованием на тему гендера и феминизма». «Большой музей» попросил кураторов и художников рассказать, как обезболивающие таблетки, выбитые зубы и радиоактивные металлы попали в кольца, броши и ожерелья.

Объясняет Катя Рабей, со-куратор выставки «9 марта»

not loaded

О названии

«8 марта — для одних день борьбы за права женщин, против гендерных стереотипов и неравенства. Для других — погружение в стереотипы „приятные“: мимозы, конфеты и „дадим сегодня маме отдохнуть“. 9 марта и для тех, и для других — отрезвляющее возвращение к привычному порядку вещей, где женщина воспринимается как обслуга, зарабатывает на 30% меньше, чем мужчина на аналогичной должности и в пять раз вероятнее, чем мужчина, погибнет от домашнего насилия.

Мы хотим обсудить место женщины в мире, и в качестве выразительного средства используем то, что всегда считалось красивым, но бессмысленным, как и сама женщина: ювелирные изделия».

О жанре contemporary jewelry

«Это жанр на стыке фэшна и современного искусства, мелкая (а иногда и не очень) пластика, которую можно носить на себе. Причём эта „носибельность“ — не приятный бонус, а значительная часть художественного высказывания.

А иногда частью художественного высказывания, наоборот, становится „не-носибельность“: как, например, в истории о серебряном кольце, которое Пикассо подарил своей возлюбленной Доре Маар. Внутри кольца располагался крупный металлический шип, что делало это украшение непригодным к использованию по назначению, но зато превращало его в высказывание — о сложности их отношений, со-зависимости и т.д.

Многие работы в жанре контемпорари намеренно нарушают наши представления о том, какими украшения должны быть. Мы считаем, что украшения должны нас украшать, — а американская ювелирная художница Лорен Калман делает красивые позолоченные формы, которые вставляются в рот так, что не дают ему закрыться, и в итоге носящий их человек начинает потихоньку пускать слюну.

Мы считаем, что украшения должны дариться на памятные даты, а швейцарский ювелир Кристоф Зельвегер создаёт кулон на смерть [электронной игрушки-питомца] тамагочи. Мы считаем, что украшения долговечны и должны передаваться из поколения в поколение, а художница Милли Калливан орнаментом из белой пыли создаёт ожерелье прямо на модели — и оно существует до первого дуновения ветра».

Редакция «Большого музея» приводит примеры

Выставка «9 марта» разделена на шесть тематических кластеров. Вот что кураторы и авторы работ рассказывают об экспозиции.

В зале «Матрица» собраны работы, «комментирующие репродуктивную функцию и контроль женщин над ней». Например, художница Даша Хорева в своей работе «Обезболивающее» (серебро, таблетка нурофена) говорит о «стигматизации менструального цикла и о том, как женщине приходится принимать обезболивающие, чтобы избежать не только боли, но и стереотипов о том, что женщины хуже справляются, поскольку у них нестабильный гормональный фон и пониженная работоспособность во время цикла».

not loaded

Даша Хорева. Кольцо «Обезболивающее». Россия, 2020 год © o-l-o-v-o jewellery

В зале «Насилие» выставлена, например, работа Тины Хмельницкой «с использованием выбитых зубов, которые художница достала в женском кризисном центре».

А брошь «ВИЧ+» Ориона Ивлиева — это два серебряных женских силуэта, однако с обратной стороны силуэты покрыты позолотой и сопровождаются оттиском «ВИЧ-положительна». Так Ивлиев «привлекает внимание к ВИЧ-эпидемии в России, где количество женщин, заразившихся от своего гетеросексуального партнёра, выше, чем оно было когда-либо прежде».

Об участниках

Катя Рабей: «Прошлой весной мы объявили международный сбор заявок, и в итоге получили почти две сотни работ от 87 художников со всего мира, каждая из которых так или иначе высказывается на тему гендерных стереотипов и феминизма. У нас есть художники из России, Великобритании, Америки, Новой Зеландии, Австралии, Венгрии, Израиля, Китая, Франции, Италии, Нидерландов, Скандинавии в полном составе (всего 27 стран), из них почти 90% — женщины.

В таком перекосе нет ничего удивительного: потребителями ювелирных украшений всегда были в первую очередь женщины, они первыми и заметили, какую выразительную силу может нести этот вид искусства, в то время как мужчины долгое время по инерции продолжали считать украшения исключительно подарком на День святого Валентина или способом вложения средств».

Зал «Ритуал» «собрал в себе и религию, и аксессуары для свадебных обрядов, и колдовство», сообщают организаторы.

Так, серия серебряных колец «Нестандартная помолвка» «вскрывает формат конвенционального брака», поясняют дизайнеры Игорь и Катерина Комовы (Россия). Кольцо «Барсик» — это история о состоятельной одинокой леди, готовящейся завещать все наследство любимому коту. Дизайнеры предлагают, чтобы всё её состояние было переведено в несколько граммов чрезвычайно дорогого металла калифорния, которые котик сможет носить в запечатанной вольфрамовой капсуле на ошейнике (калифорний радиоактивен, и без капсулы Барсику может угрожать опасность).

В зале «Манифест» нашлось место для «оптимистичных высказываний, украшений, отстаивающих точку зрения (иногда неожиданную), а также свободу, равенство, братство и сестринство».

Например, на ожерелье «Ведь ты этого достойна» (переработанный пластик, сталь, позолота, серебро, поталь, стразы, ткань, шнур) Франческу ди Чаула вдохновило сразу несколько событий, произошедших друг за другом. Знакомая Франчески запретила своей девятилетней дочери Элизе играть в футбол, поскольку это «спорт для лесбиянок». Женская сборная Италии по футболу одержала несколько знаковых побед. На помойке рядом с домом Франческа нашла сломанную игру «настольный футбол». В итоге из позолоченных фигурок игроков, радужных флажков, сияющих стразов и застёжки-мяча художница создала ожерелье, посвящённое Элизе — «с пожеланием той добиться всего, чего она хочет».

not loaded

Франческа ди Чаула. Ожерелье «Ведь ты этого достойна». Италия, 2019 год © Francesca di Ciaula

В зале «Труд» обратите внимание на кулон «Жертва еды» (макароны, акрил, эпоксидная смола, резина) автора Эрато Кулуби, «исследующий конфликт между „здоровым аппетитом“ и стандартами женской красоты, которые популяризирует индустрия моды». Кураторы говорят, что Кулуби «критикует то, как новые общественные нормы и стандарты красоты превращают естественную человеческую потребность в еде в расстройства пищевого поведения, булимию». Почему же этот экспонат представлен в зале «Труд»? Потому что «приготовление еды — традиционная женская „обязанность“, при этом потребление этой еды регламентируется и иногда осуждается».

not loaded

Эрато Кулуби. Кулон «Жертва еды». Греция, 2019 год © Erato Kouloubi

Наконец, в зале «Образ тела» выставлены работы, «посвящённые бодишеймингу, принятию себя, чувственности, пластической хирургии». Например, Анна Рисс изготовила брошь из настоящего силиконового импланта.

Или представленная здесь подвеска на цепочке (медь, кристаллы Сваровски, литая латунь, патина) «Имплант плечевого сустава» Холланд Худек. Не создавая дословных прототипов, Худек предлагает зрителю достроить отсутствующее тело, подумав, какие именно функции протеза или импланта могла бы выполнять та или иная форма.

not loaded

Холланд Худек. Подвеска «Имплант плечевого сустава». США, 2015 год © Holland Houdek

Авторы идеи, кураторы и организаторы выставки «9 марта» в галерее «ГРАУНД Солянка» — Катя Рабей, Маша Старикова, Александра Павловская, Белла Антонио. Спонсор выставки — ювелирный бренд Maximilian Silver Label. Выставка продлится до 12 апреля.

Рассылка

Музеи — не то, чем кажутся
«Большой музей» — просветительский медиапроект о культурном наследии России. Мы находим в музеях, архивах, частных коллекциях редкие материалы и создаём истории на их основе. Оставляйте свой e-mail, чтобы получать еженедельную рассылку. Будет интересно.